• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

20-21 марта в Париже прошел Международный форум по антикоррупции и добросовестности

20-21 марта в Париже в штаб-квартире ОЭСР прошел  Международный форум по антикоррупции и добросовестности, объединивший более 1800 участников из 120 стран.

ОЭСР включила вопросы международной коррупции в исследовательскую повестку в 1989 г. и на протяжении следующего десятилетия преследовала две главные цели - борьба с коррупцией в международном бизнесе и содействие созданию равных условий конкуренции для международных компаний. В настоящее время ОЭСР рассматривает борьбу с коррупцией как горизонтальное направление, проходящее практически через все сферы деятельности организации.  На глобальном уровне ОЭСР объединяет антикоррупционные усилия с рядом международных организаций и объединений – ООН, Всемирным банком, ЕС, Советом Европы, ОАГ, а также рабочих антикоррупционных групп в рамках АСЕАН и БРИКС. Принципиальная позиция ОЭСР заключается в том, что интеграция антикоррупционных практик в масштабах всей планеты крайне важна и должна объединять усилия: национальных правительств, деловых кругов, профсоюзных и неправительственных организаций, гражданских групп и индивидуальных активистов.

Форум проводится с 2013 г. и за это время зарекомендовал себя в качестве авторитетной площадки, предполагающей открытое и конструктивное обсуждение антикоррупционной политики на всех уровнях: национальном, государственном и глобальном.  В 2019 г. девизом форума, объединившего более 1800 участников из 120 стран, стала проблема доверия к новым технологиям (Tech for Trust) и построение на их основе обновленных антикоррупционных практик. Значительная часть дискуссий была посвящена перспективам и ограничениям использования в борьбе с коррупцией новых технологий (блокчейн, искусственный интеллект, углубленный анализ «больших данных»). Это соответствует обновленной стратегии развития ОЭСР, которая ставит перед собой задачу переосмыслить роль бизнеса в глобальной экономике, а также ответственность перед обществом в целом, объединяя и дополняя лучшие экспертные практики во всех сферах своей деятельности.

Особенно содержательными были дискуссии на сессии «Новые технологии для антикоррупции и добросовестности: возможности и ограничения» под руководством главы директората ОЭСР по госуправлению Маркоса Бонтури. Среди спикеров были министры юстиции Италии и Анголы, министр публичного администрирования Мексики, представители транснациональных корпораций и неправительственных организаций.  Участники отмечали преимущества технологий распределенного реестра (блокчейн) которые, в силу своей прозрачности и неизменяемости, позволят в ближайшие годы выйти на новый уровень доверия к экономической системе. При этом принципиально важным представляется и устранение ненужных экономических посредников, увеличивающих стоимость операций и создающих угрозу для безопасности передачи данных. Блокчейн может повысить прозрачность и прослеживаемость глобально-децентрализованных цепочках поставок, позволяя управлять их конфигурациями и делать их более гибкими. С точки зрения антикоррупционных практик блокчейн особенно важен для создания реестров компаний и конечных бенефициаров, что помогает предотвратить незаконные операции с целью отмывания денег.

Широко обсуждалась и «оборотная сторона» новых технологий – возможность их использования с целью подрыва открытых моделей демократического развития. Блокчейн в силу анонимности и быстроты транзакций может быть платформой для незаконной торговли, отмывания денег, уклонения от уплаты налогов и других видов преступной деятельности, служащих основой для коррупции. Об этом в своих выступлениях говорил, в частности, Йоханес Тон, директор партнёрских программ Global Integrity - некоммерческой организации, осуществляющей глобальный мониторинг коррупции через сетевые структуры независимых исследователей и журналистов.

В экспертных дискуссиях неоднократно упоминалась известная теория испанского макросоциолога Мануэля Кастельса (создателя теории «сетевого общества») о коррупции в общественно-политических сетях. Отмечалось, что в современных условиях два классических канала коррупции – финансовые вознаграждения и подкупы приобретают новые черты и гибко адаптируются к изменениям законодательств и распространению новых технологий, углубляя кризис либеральной демократии. Об этом Кастельс подробно пишет в недавней книге «Rupture: The Crisis of Liberal Democracy».

На сессии «Влияние обмена налоговой информацией на борьбу с коррупцией» особое внимание обращалось на несовершенство программ «золотых паспортов» (предоставление гражданства или вида на жительство за инвестиции) в странах ЕС. В последнее время, в некоторых странах ЕС (Мальта, Кипр, Португалия) торговля гражданством и видом на жительство стала прибыльным бизнесом, в том числе, для коррумпированных чиновников. Эксперты озабочены тем, что такие схемы содержат серьезные коррупционные риски и способствую легализации в ЕС коррупционных чиновников. Участники сессии ссылались на недавний   доклад  Еврокомиссии на эту тему, а также совместное (Transparency International и Global Witness)  исследование «Бегство в Европу» подтверждающее, что за последние десять лет в ЕС было продано около 100 тысяч «золотых виз» и более шести тысяч паспортов.

В центре внимания аудитории находились спикеры U4 Anti-corruption Resource Centre – норвежской международной исследовательской лаборатории, созданной на базе Института науки и интеллектуальной свободы имени К. Микельсена (Берген, Норвегия). Партнерами U4 являются правительства Австралии, Великобритании, Германии Канады, Швеции и других стран. Эксперты лаборатории представили универсальное обновленное руководство по измерению и методологическим подходам к коррупции. В нем были подробно проанализированы институциональные механизмы и другие факторы, которые ограничивают/облегчают коррупцию, а также представлены профили правовых рамок и различных моделей коррупции. Руководство дает ценные рекомендации по диагностике, классификации и выявлению коррупции, а также содержит ряд национальных кейсов.

В заключительной сессии - «Перезагрузка стратегии антикоррупции и добросовестности» -  которую модерировала Лаура Алонсо, министр юстиции и прав человека правительства Аргентины приняли участие два профессора-политолога: Пол Хейвуд (Ноттингемский университет) и Хейфер Маркует (Бирмингемский университет). Эксперты дискутировали о социально-политическом дестабилизирующем влиянии коррупции. Абсолютное большинство исследований показывают, что уровень коррупции в странах второго и третьего мира является важным предиктором, показывающим высокую вероятность смены режима, в том числе, насильственной. Установлена устойчивая корреляция между повышением позиций страны в  Индексе  восприятия коррупции Transparency International и насильственной смены руководства страны. В фокусе внимания также находился антикоррупционный потенциал гражданских технологий (сivic technology) – совокупность новых цифровых практики, позволяющих улучшать отношения между населением и правительством, находить оптимальные общественные решения, в том числе, по противодействию коррупции. Напомним, что в 2016 г. ОЭСР преодолела своего рода табу на политическую повестку и начала  исследования вопросов финансирования политических кампаний, и угроз того, как коррупция разрушает принципы демократического управления и социальную сплоченность. В 2018 г. в докладе "States of Fragility" эксперты ОЭСР также рассматривают политические институты и процессы в контексте оценки неустойчивости (fragility) государств, выделяя коррупцию в качестве важного фактора.

Россия и антикоррупционная стратегия ОЭСР

В числе российских участников Форума были представители Счетной палаты, Центра ОЭСР-ВШЭ, Центра «Трансперенси Интернешнл – Россия». Эксперты Счетной палаты РФ во главе с Председателем Алексеем Кудриным приняли участие в конференции   «Аудиторский Альянс ОЭСР». Также состоялась двусторонняя встреча Алексея Кудрина и Генерального секретаря ОЭСР Анхеля Гурии, по итогам которой стороны договорились проработать вопрос о заключении нового соглашения между ОЭСР и ИНТОСАИ (Международной организации высших органов финансового контроля). Факт встречи подчеркивает сохраняющийся уровень диалога между ОЭСР и российскими ФОИВ.

В настоящее время правовой механизм исполнения международных антикоррупционных обязательств России в целом успешно создан, хотя и нуждается в совершенствовании, в том числе, исходя из рекомендаций ОЭСР. В 2012 г. Россия ратифицировала Конвенцию ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц. На основе документа разработаны поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. В национальном  Плане по противодействию коррупции на 2018-2020 гг. подчёркивается в рамках международного сотрудничества важность результативного участия РФ в деятельности рабочей группы ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок.

В обновленном Плане работ по взаимодействию России и ОЭСР на 2019-2020 гг. (утвержден Правительственной комиссией по экономическому развитию и интеграции) отмечена важность дальнейшего выполнения рекомендаций ОЭСР в рамках мониторинга выполнения Россией Конвенции 1997 г., дальнейшая профилактика и противодействие подкупу иностранных должностных лиц в бизнес-сообществе, а также государственных институтов финансовой поддержки экспорта. Эксперты ОЭСР по-прежнему обращают внимание на недостаточное количество четко регламентированных юридических норм, регулирующих санкции за подкуп иностранных должностных лиц, необходимость пересмотра правовых актов в отношении ареста и конфискации имущества в целях соблюдения третьей статьи Конвенции, необходимость запрета вычитание взяток из суммы налогооблагаемого дохода и другие несоответствия нормативно-правового характера. Однако, надо учитывать, что по оценкам экспертов антикоррупционные стандарты ОЭСР в форме актов «мягкого права» не всегда отвечают интересам России и в ряде случаев не могут быть адаптированы к национальной правовой системе. Последний по времени обзор Рабочей группы ОЭСР по проблеме подкупа при заключении международных коммерческих сделок относительно обязательств России опубликован в октябре 2018 г. и  доступен на сайте организации.

ЕАЭС и антикоррупционные стандарты ОЭСР

Вопросы имплементации антикоррупционных практик чрезвычайно актуальны и с точки зрения дальнейшего развития евразийской экономической интеграции. В частности, страны ЕАЭС нуждаются в совершенствовании инструментов государственной поддержки экспорта с учетом стандартов ОЭСР. Прежде всего, внедрение в практику экспортных агентств антикоррупционной, социальной и экологической экспертиз. Такие меры должны ускорить формирование в границах ЕАЭС единого политико-правового антикоррупционного пространства, ориентированного на уменьшение коррупционных рисков, устранение их предпосылок и порождающих причин.

Ключевые тезисы дискуссий

  1. Антикоррупционная Стратегия ОЭСР реализуется на основе собственных антикоррупционных стандартов и по-прежнему сохраняет ряд отличий от подходов ООН, Совета Европы (ГРЕКО), других международных организаций. На уровне глобального управления необходима дальнейшая координация антикоррупционных подходов ведущих международных организации.
  2.  Коррупция приобретает все большую социально-идеологическую пластичность под влиянием правовых, институциональных, культурных и пространственно-территориальных факторов. При этом она постоянно трансформируется и уходит от контроля, зачастую существенно опережая новации национальных законодательств.
  3.  Ближайшие несколько лет будут иметь решающее значение для возможности тестирования и последующего внедрения антикоррупционных практик на основе новых технологий.
  4. Мировое сообщество пока не выработало адекватных мер противодействия экспортной модели коррупционного воздействия. Если конкретного коррупционного актора (физическое или юридическое лицо), злоупотребляющего властью, относительно легко разоблачить, то сетевые коррупционные модели с активным участием государственных структур, транснациональных корпораций, международных фондов часто остаются вне досягаемости. Именно они представляют главную опасность.
  5. Необходимо усилить исследования соотношения рисков между коррупцией, отмыванием денег и программами «золотых паспортов» в ЕС.
  6. Успешная борьба с коррупцией требует «перезагрузки» координации политических усилий, правовых, информационных и научных механизмов. Антикоррупционные практики, основанные на таком подходе, требуют также новых междисциплинарных методов для выработки обновленных моделей противостояния коррупции.

Основные документы ОЭСР по противодействию коррупции:

1.   Конвенция ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок

2.   Всеобъемлющий стратегический подход ОЭСР по борьбе с коррупцией

3.   Финансирование демократии. Финансирование политических партий, электоральных кампаний и риски «политических захватов»

4.   Бизнес-этика в Восточной Европе и Центральной Азии (доступно на русском языке)

5.   Корпоративное управление и бизнес-этика: обзор корпоративной практики.

6.   Управление рисками на государственных предприятиях и объектах их собственности

7.   Отчет по вопросам подкупа иностранных должностных лиц: «Анализ преступлений, связанных с подкупом иностранных публичных должностных лиц»

8.   Практическое руководство. Программа антикоррупционных этических норм и обеспечения соблюдения антикоррупционных требований для организаций

9.  Второй доклад Рабочей группы по борьбе со взяточничеством о выполнении Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц в России

 

Материалы по борьбе ОЭСР с взяточничеством и коррупцией также доступны на сайте Московского офиса ОЭСР.